Личность

История моей семьи

Pak Nelli Sergeiyevna

Отразить кратко историю семьи — довольно трудная задача, поскольку само понятие «история семьи» предполагает рассказ о жизни как минимум двух-трех поколений в ее самых сложных и разнообразных проявлениях. Обычно воскрешаются самые яркие события и воссоздаются они по памяти, по оставшимся фотографиям либо из уст самих участников, либо из услышанного последующими поколениями. Попытаюсь вспомнить пару семейных событий и немного поразмышлять о моих родителях.

Пак Нелли Сергеевна, доктор филологических наук, профессор, зав.кафедрой ориенталистики Казахского университета международных отношений и мировых языков им. Абылай хана. Тема докторской диссертации: «Проблема исчезновения миноритарных языков (на материале корейского языка)».

Пак Нелли Сергеевна  с родителями
Пак Нелли Сергеевна с родителями

В своей памяти я бережно храню то бесценное наследие, которое я получила именно в своей семье от своих родителей Пак Сергея Николаевича и Цхай Татьяны Тимофеевны. Я имею в виду не столько духовные семейные ценности, (а они для каждой семьи единственные, уникальные, неповторимые), сколько те знания, которые переданы ими мне и составляют огромную ценность для науки в целом, в том числе и для корееведения, для изучения языка советских корейцев. На склоне лет им выпала участь, а может быть, или скорее всего, счастье быть соратниками, единомышленниками, соавторами моих научных изысканий. В течение почти 15 лет я училась у обоих заново, причем осознанно, родному языку «коре мар», собирала по крупицам сведения о языке, вникала в смысл каждого слова и фразы, произнесенных ими, фиксировала все оттенки смысла, понимая, что никем еще неописанный язык больше услышать не от кого. Дело в том, что оставшихся в живых носителей редкого диалекта, так называемого юкчин, уже почти нет. А с годами они становятся все более значимыми. Мама ушла из жизни более 17 лет назад, и сегодня я остро нуждаюсь в ней. Папа (ему сегодня 98) долго был для меня источником научной информации. Если бы я была поэтом, написала бы какую-нибудь оду в их честь, но, увы, я не поэт. Простые слова не могут вместить всех чувств, которые я испытываю к ним. С глубокой благодарностью к ним, я повторяю известные всем слова о т ом, что основа будущего любого человека закладывается в семье с самого раннего детства. Не думаю, что они помнили этот принцип и хотели следовать ему, но мы, их дети, просто следовали и следуем их поступкам, принимали и принимаем их жизненные ценности как данное.

Незадолго до ухода из жизни мама спросила, как бы для себя, а что же она сделала в своей жизни. Я не смогла в тот миг от растерянности произнести то, что я думаю об этом. Возвращаясь к той минуте, мысленно говорю ей о том, что она сделала все, что должен оставить после себя человек, покидая этот мир: состоявшихся сына, дочь, внука и правнучку, оставила след и в науке, всю свою жизнь сеяла вокруг себя доброе, разумное.

Поколению моих родителей пришлось испытать многое: переселение, затем война, а еще пришлось пережить перестройку, тоже непростые времена. Все эти события не могли не сказаться на судьбах целого поколения. Судьба моих родителей подобно судьбам большинства советских корейцев того поколения — следствие тоталитарной системы. В 1937 году они оказались в Казахстане. Мои родители попали в Казахстан иным путем. Отец в 1937 г., в год переселения корейцев с Дальнего Востока, служил в рядах Советской Армии в г. Иркутске и был демобилизован в 1938 г., когда семья уже жила в Казахстане в Уштобе. По его рассказам, он знал о депортации и встречал проезжающие поезда в надежде хотя бы на миг увидеться с семьей, но этого не случилось. Встретился с семьей уже в Уштобе, где находилась мама с малолетним сыном — моим братом. После демобилизации папа работал в системе связи, сначала экономистом, затем его назначили заместителем начальника районной конторы связи, затем начальником конторы связи, где он работал с 1939 по 1945 гг. Кстати, связь во время войны причислялась к фронту, она была военизирована, и ее работники не призывались на фронт. Сегодня работавшие в то время в системе связи приравниваются к участникам войны.

Помню, как часто родители говорили о том, как хотели учиться, но постоянно что-то мешало: когда учился в рыбтехникуме на Дальнем Востоке, техникум закрыли и заняли под военные казармы, диплом КазГУ тоже не получил, так как заочники не могли по собственному желанию поехать на сессию без разрешения секретаря райкома партии и т.д. Что касается мамы, то, окончив педагогический техникум в Новокиевске, она не смогла найти работу по профессии педагога, так как не было корейских школ. В силу описанных обстоятельств родители не смогли реализовать себя профессионально. И сегодня мне становится понятным их страстное желание создать детям основу для лучшего будущего. Они уделяли большое внимание нашему воспитанию и просвещению. В те сложные послевоенные годы мало кто мог выписывать для своих детей газеты и журналы. Несмотря на это, для меня отец выписывал детский журнал «Мурзилка», а для брата — газету «Пионерская правда». Брат читал ее, не пропуская ни слова, начиная от «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» до последних строчек. Уверена, что интерес и привычка к чтению появились именно тогда, в детстве. Думая о нашем будущем, родители постоянно вели разговоры о том, где мы должны учиться, чего мы должны достичь. Помнится, папа к окончанию школы братом говорил о том, что он после института должен непременно поступить в аспирантуру, а вот мне, как девочке, достаточно и института. Я, честно говоря, не понимала даже, что это такое — институт, я училась тогда в 4 или 5 классе. В то время мы не были столь осведомлены, как нынешние дети.

Мне бы хотелось сказать еще немного о них как о моих единомышленниках, об их вкладе в корееведение. С распадом СССР, когда из-за рубежа к нам свободно стали приезжать наши соотечественники, в том числе и ученые, мы — коре сарам — стали ощущать свою уникальность. В языке и культуре коре сарам скрестились тюркский и славянский миры с корейским. Интенсивное изучение этого феномена вылилось в научные труды: защищены докторские диссертации по языку советских корейцев в Гарвардском университете (США) Россом Кингом, в Корее — Квак Чхун Гу, в Казахском университете международных отношений и мировых языков (Казахстан) — Пак Н.С. Сегодня сформировалось целое направление в корееведении. Более того, в этом году ученые Южной Кореи по гранту ЮНЕСКО «Культурное наследие» провели полевое исследование по изучению культуры именно коре сарам. Я хочу подчеркнуть важность и ценность того этнического культурного наследия, которое сохранили в большей степени мы — коре сарам — вследствие особой исторической судьбы. Говоря об этом, я испытываю безмерное чувство благодарности моим родителям только за то, что они понимали важность и нужность изучения коре мар, чему я посвятила более 20 лет.

Активная работа втроем над сбором материала по коре мар длилась более 6 лет, а после ухода мамы работа с папой продолжалась в течение 15 лет. В непростые годы перестройки семья нашла убежище в творчестве, и именно те годы были наиболее плодотворными, несмотря на житейские трудности. На протяжении всего времени работы над словарем, который мы составляли вместе с моим американским коллегой Россом Кингом (он приезжал к нам ежегодно), мои родители никогда не сетовали на усталость от работы, понимая важность ее для последующих поколений корейцев и корееведов. Более того, они торопили меня и, побуждая к работе, повторяли, что если я не зафиксирую сейчас сказанное ими, ценные сведения о языке и культуре коре сарам уйдут навсегда вместе с ними.

Размышляя о трудностях совместной работы над словарем коре мар, мне вспоминается один диалог. Дело в том, что порой над значением только одного слова мы втроем — мама, папа и я — сидели по несколько часов, и родители с трудом вспоминали порой само слово. На вопрос, почему, зная хорошо свой язык, они не знают данного слова, они говорили: а что ты хочешь, мы за 50 лет ни разу не употребили его! Вот так исчезают языки: из-за невостребованности. Исчезновение, отмирание языков — это отдельная тема и отдельная проблема. Об этом много говорят и пишут, к сожалению, только лингвисты.

Говорить о судьбах наших родителей приходится в прошедшем времени и, порой, не без грусти. Но они преодолели житейские трудности с помощью и благодаря человеческой заботе и поддержке казахского народа. Мы же, поколение, рожденное на казахской земле, в отличие от наших родителей-переселенцев, не испытываем чувства тоски по обжитым дальневосточным местам, откуда были вывезены корейцы. Для нас Казахстан — это первая и единственная родина. Ведь само слово родина — это производное от родиться. Родина — это земля, где ты родился и вырос, питаясь ее соками. Живя в суверенном Казахстане, мы обрели все, о чем мечтало старшее поколение — поколение переселенцев: свободу, равные права, достойную жизнь. На благодатной казахской земле представители многих диаспор, в том числе и корейской, имеют возможность раскрыться таланту в науке, искусстве, литературе, спорте и других сферах. Мне хочется назвать несколько известных имен, представителей корейской диаспоры, активно участвующих в настоящее время в общественной жизни нашего государства и вносящих свой вклад в его процветание: Цхай Юрий Андреевич — сенатор Парламента РК, Ким Роман Ухенович — депутат Мажилиса Парламента РК, Шин Бронислав Сергеевич — депутат городского Маслихата города Алматы, Ли Иван Иванович — депутат городского Маслихата города Алматы, Цой Элла Андреевна — продюсер Национального телеканала «Казахстан», руководитель творческого объединения «Мой Казахстан» и «Шанырақ» телеканала «Мәдениет», заслуженный работник культуры Республики Казахстан, Ни Любовь Августовна — директор Государственного корейского театра музыкальной комедии, директор «Театра наций», Пак Иван Тимофеевич — доктор технических наук и многие-многие другие.

Недавно театральная общественность Республики отмечала 80-летний юбилей Корейского театра. Это было яркое событие не только в жизни корейской диаспоры. На этом торжестве присутствовали представители власти, Ассамблеи народа Казахстана, а также представители творческих коллективов всех национальных театров страны. Они тепло приветствовали труппу во главе с ее руководителем, заслуженным деятелем культуры РК Л.А.Ни. Но даже не данное обстоятельство было для меня удивительным, а то, что в этом театре много титулованных членов труппы: заслуженных артистов, заслуженных деятелей РК и отмеченных государственными наградами Республики Казахстан. В этом видится проявление заботы государства и общества ко всем проживающим здесь этносам. Более того, событие, о котором идет речь, — это одно из самых ярких проявлений той атмосферы дружелюбия, согласия, толерантности между всеми живущими в Казахстане народами, которыми так гордится страна, и именно в этом видится залог прогрессивного продвижения Казахстанского общества к новым высотам.

Описана в форме личных воспоминаний.
Я услышала много ярких событий, бережно хранимые в памяти моих родителей. Краткие записи, сделанные мною, воскрешают не только язык и мысли, но часто и факты семейной истории.
Для изучения истории семьи мною использовались краткие записи как рукописные, так и магнитофонные, сделанные во время изучения языка советских корейцев.

Dostyk Magazine

Республиканский журнал

3 комментария

Щелкните здесь для публикации комментария

  • Нелли Сергеевна! Огромное спасибо за Ваш труд! Я счастлива, что ношу фамилию этой прекрасной семьи и имею возможность с Вами встречаться.

  • Уважаемая Нелли Сергеевна, знаю о Вас и ваших трудах от Льва Рафаиловича Концевича. К сожалению, результаты исследований казахстанских корееведов не так легко найти в России. В некоторой степени мы стараемся исправить эту ситуацию с помощью сайта http://www.rauk.ru
    Будем признательны, если Вы найдете возможным предоставить библиографию ваших трудов для опубликования на сайте.

  • Обращение к Пак Галине Ивановне. Здравствуйте, вы случайно, не стоматолог? Я с Алматы и ходил в стоматологию на Толе би Айтиева. Далее эта стоматология закрылась, а контакты — потерял. Пытаюсь найти.